nagvalizm.ru

Телепередачи
07.11.2014, 20:03

Яблочные пончики по-французски

Пообещала обучить меня фотошопу, и я настраивалась на серьезное обучение, но она показала, как запускать программу, какие-то.

29.10.2014, 04:15

Образ семьи мармеладова

Рецепты по типам блюд Рецепты первых блюд Борщи, Ботвинья, Бульоны, Гаспачо, Капустняк, Кулеш, Лагман

Дизайн шторы таджикский

Капуста Просмотров: 1415 Комментариев: 10

Пообещала обучить меня фотошопу, и я настраивалась на серьезное обучение, но она показала, как запускать программу, какие-то общие принципы и на второй день уехала.  Две недели я была на нервах, но узнала весь фотошоп по горячим клавишам прямо в ходе работы. Что-то подсказали коллеги, что-то нащупала методом тыка, просто чувствовала, какое нужно решение принять по каждому заказу. Спасло художественное образование. Особенно мне нравилось делать полиграфию.  Ко мне пошли клиенты уже целенаправленно. Спустя какое-то короткое время мне подарили компьютер на день рождения. Это был совершенный прорыв, массу работы я стала делать дома. За это меня и уволили. Главная претензия — я не организовала допуслуги на базе ателье.

Конечно, я же начала заниматься своим бизнесом!

Клиенты по любви

Друзья поставили мне ломанные дизайнерские программы, и у меня началась совсем другая жизнь. Работать дома тоже надо уметь. А нас этому никто не учил. Чувство меры приходит не сразу, я бы сказала, с опытом. Я стала спать по два часа в сутки, работая все остальное время за компьютером. Не удивительно, что в свои 24 я выглядела на 38. Но было совершенно невозможно остановиться — делать офсет мне до сих пор кажется безумно интересным. Помимо работы мы очень много общались друг с другом, мы чувствовали себя авангардом, художниками и людьми искусства. И тут сливалось все. Мы спорили о шрифтах, мы обсуждали свои работы и последние выставки.

Здесь будет краткое описание того, что изображено на фотке...

В нулевых страну накрыла волна персональных компьютеров. Я отлично помню появление первых программ типа СorelDraw и первые робкие шаги на рынке промграфики. Тогда пошли первые медиапроекты и штучная реклама. Мои друзья и коллеги стали пытаться копировать арт-фестивали, организовывать конкурсы одежды и другие модные на Западе арт-проекты. Никто не понимал, как можно этим зарабатывать, все просто жили какими-то арт-мечтами и арт-иллюзиями. Ни о каких прибылях тогда никто не думал.

Обычная туса — это клуб, кальян, диван и много еды. Арт-тусовка — это стихи, новинки кино, сложные книги, много водки и ириски на закуску.

Как только встал вопрос о настоящих деньгах, я ушла от промграфики. У меня физически не хватало сил справиться с волной поступающих заказов, а делегировать (или пригласить в партнеры кого-нибудь) тогда не хватило ума. И я не нашла ничего лучше, как устроиться работать в ИНКОМ, в отдел маркетинга и рекламы. Завязала с леваком на целых девять месяцев. Это был полноценный творческий застой. Именно в ИНКОМе я стала подглядывать за группой архитекторов, которые развивали направление элитного жилья в отдельный бренд. Было очень клево, и это перевернуло мою жизнь в очередной раз. В одном из журналов я наткнулась на интерьерную школу «Детали». Тогда я уволилась из корпорации и пошла учиться. 

Здесь будет краткое описание того, что изображено на фотке...

Клиенты у меня остались по любви. Все-таки я занималась дизайном больше восьми лет, база партнеров была наработана. Я позвонила своим старым заказчикам и сказала, что готова снова делать макеты. Сейчас сложно себе представить, но, например, такой услуги, как сделать рекламный каталог, не было. Мы были первые, кто сделал рекламную брошюру для одной золотой компании. Спустя полгода ее стали в наглую копировать, поэтому выпуск пришлось прекратить. Тем не менее спустя девять лет этот клиент звонит и просит сделать дизайн его персональной квартиры. Это я к тому, что каждый клиент — это отдельная история отношений, к которой надо относиться очень бережно и внимательно. 

Маркетинг — это злостное давление на сознание с помощью кегля, засечек восклицательных знаков и шрифтов

Сразу видно, где хотят скормить, а где хотят о чем-то действительно рассказать. После обучения в «Деталях» я окончательно в этом убедилась. И ужас в том, что это работает. Это всегда работало, просто российские маркетологи не всегда умели использовать такие знания. Промграфике я училась с 1995-го года, наши педагоги уже тогда знали все законы шрифтов и написания, которые сейчас только осваивают рекламщики. То, что мы учили в 1995-м, я сейчас вижу на заборах. А сколько прошло лет?

Лебедь, рак и щука

Однажды жизнь моя сложилась так, что я осталась с парой сотен и двумя детьми на руках. Ни дома, ни поддержки. Для нормального человека это было бы «волшебным пенделем» устроиться на работу. Но я села, обзвонила сто подружек и нашла тех, кто захотел заниматься со мной бизнесом. Так мы начали свое маленькое ателье.

Через год стало ясно — у всех совершенно разные цели. Одна хотела шить опт (теперь она продает одежду клетчатыми сумками в регионы), девочка-закройщик хотела шить исключительно вечерние платья, а мне стали приходить интерьерные проекты. Так вышло случайно. Тем не менее мы проработали пару лет, и я многому научилась у своих коллег, прежде чем наше ателье распалось. У нас было правильное разделение труда. Например, одна моя коллега лучше всех умела работать с заказами, но ей не хватало умения проговаривать все детали с клиентами. Я лучше вела переговоры. Ведь необходимо выпытать, что нужно клиенту, иначе потом будет тяжело договариваться в процессе работы. За это время мне стало совершенно ясно: если человек говорит «хочу классику», это означает, что он не понимает, чего хочет. И обе стороны заинтересованы в том, чтобы это друг другу объяснить. 

Клиентов в ателье мы искали по сарафанному радио. И лишь спустя три года сделали сайт. Для меня долгое время полиграфия и Интернет были «вещами-не-вместе». 

Дизайн до упаду

В это время моя коллега начала профессионально танцевать аргентинское танго. Это очень серьезная нагрузка. Вечером танцы до упаду, а утром работа с заказом. Мы провалили несколько проектов, просто тупо вернули деньги. Но я уже чувствовала нишу, я понимала, как хочу действовать, мне нужен был какой-то рывок. Стала искать, где бы мне поучиться еще, так и наткнулась на БМ. Мне сначала все это не очень понравилось, и я решила просто оформить подписку.Оказалось, что рассылка БМ может питать ничуть не меньше — год я жадно вчитывалась в каждое письмо, понимая, что и как нужно менять в своем бизнесе.

Первым в БМ пошел муж моей коллеги, тоже танцор. Вернулся оттуда с горящими глазами и сразу начал организовывать танцевальную школу. Я просто не могла его узнать, столько в нем было уверенности и огня. И меня проняло. Я позвонила еще одной своей подруге, которая делала паркетный бизнес, сказала: «Пора». 

Первое время я вообще не понимала, чего хотят от меня на Коучинге. Там говорили вещи, которые вроде были знакомы, но они подавались с какой-то более резкой, правильной стороны.

Всегда лучше догоняешь на практике, а значит, нужно сразу действовать.  Первый заказ в рамках БМ получился «криворуким», пришлось все перезакупать. В запаре мы неправильно рассчитали размеры. Я не могу понять, как это получилось, но это оказалось подарком судьбы. Меня прошибло — нужно делегировать! Волей не волей приходится думать масштабнее, если хочешь добиться успеха. Было задание — найти человека для делегирования, нужно было выбрать из 20 кандидатов. Но я вспомнила про одну давнюю подругу, которая была чудесным менеджером и сидела дома. На собеседовании мы сразу поняли — она та самая, тот, кто нужен. 

Когда человек говорит тебе, что «откаты — это минус в карму», ты понимаешь: на него можно положиться. 

У меня изменился круг общения, я стала общаться с теми, кто ведет бизнес. Это помогло найти новых поставщиков, научиться разговаривать с заказчиками — очень важно оказаться в своей среде, где люди думают так же, как ты. Это я хорошо помню еще по своей дизайнерской молодости. В какой-то момент я никак не могла получить образцы ткани. Это была задача как раз для Коучинга. В отчаянии я села и написала крутое и дерзкое письмо очень значимому поставщику. Все сказали, что я сошла с ума, это слишком. Но мне быстро пришел ответ, в котором говорилось, что все материалы мне дадут вообще в рассрочку. Представляете? А это значит, что мое письмо попало в точку.

И я поняла, что нужно идти к своим целям, не боясь, не стесняясь. 

Потом все пошло как по накатанной, когда я стала применять то, чему меня учили в БМ. Я подняла контакты по методу «вспомните, с кем были знакомы». Одним друзьям, работающим в гостиничном бизнесе, потребовалось помочь с расчетом тендера. Другие давние знакомые мне просто отдали клиента — так совпало, что у них был завал. Дурацкая рассылка по бесплатным доскам объявлений принесла какую-то копейку. К концу Коучинга у нас в кассе были деньги. Но все заработки мы спустили на «Директ», офис и образцы.

Я сама сделала лендинг. Конечно, долго переживала, что получился он, мягко говоря, не ахти. А потом плюнула, запустила «в эфир», и пошли звонки. Это был дополнительный бизнес-нервяк: то счет не проходил, то лендинг сваливался, то не работала форма заявки и проходили только звонки, то отрубался телефон или глючила метрика. Это знакомо каждому, кто начинает свое дело. Конечно, мы сразу стали делать новый лендинг. Но старый приносил нам до полумиллиона в месяц. Я сначала говорила, что мне не нужно два миллиона, упрямо не проговаривала эти цифры. Но потом подсчитала, сколько нужно, чтобы открыть свой салон. Мои взгляды на постановку собственных целей существенно изменились. 

Гвоздик в одном месте, иначе никак

Я хочу сделать проект не меньше, чем Togas. И понимаю, что это можно реализовать. Через год у меня будет первый салон. Осталось только съездить в Европу, чтобы добить пару контактов. Мы сформировали пул поставщиков, организовали производство, нашли готовые товары и скоро запустим интернет-магазин.

Народ живет у нас по старинке: все спрашивают только про гадкие шторы с рюшечками. Культура текстиля в России только формируется, какая-то «насмотренность» стала появляться, когда люди стали путешествовать и смотреть, как устроены интерьеры в других странах. Для восприятия тоже нужен опыт. Отношение к шторам как к «старым душненьким тряпкам» постепенно исчезает. Хотя спросите любого состоятельного мужчину, он раскричится, что если тряпка стоит как машина, она никому не нужна. Салоны пытаются впарить побольше. 

Нам же удается сделать клиентам такие проекты, что они не захламляют квартиры. Классно не просто «барыжить», классно продавать с любовью. 

Очень важно рассказывать о культуре ткани, культуре дизайна интерьеров, нам не хватает культурных заказчиков. Поэтому на базе своей сети я хочу сделать обучающую программу. Люди готовы учиться, они хотят уметь отличать качественное от некачественного, нагромождение от искусства. Это очень важно особенно для регионов, где с дизайнерским образованием совсем туго. Иногда меня спрашивают: «Зачем ты делаешь бизнес?» Однажды на собеседовании в крутой фирме женщина внимательно на меня посмотрела и сказала: «Ты не создана работать на какого-то, тебе нужно делать свой бизнес». Тогда я даже слегка обиделась. Но сейчас я понимаю, что она была права. Бизнес — это безбашенность, это риски. Это гвоздик в одном месте. Я не знаю, почему я это делаю. Но разве можно иначе? 

ДЕЛИТЕСЬ СВОИМ МНЕНИЕМ, СОВЕТАМИ И КОММЕНТАРИЯМИ!

Источник: http://molodost.bz/case/285/

Дизайн шторы таджикский